Главная  О Компании     Новости Контакты

Публикации


Психопатология алкоголизма

(26.6.2012)

Какое отношение к синдромам помрачения сознания (острым симптоматическим психозам) имеет клиника любой наркомании, в том числе алкоголизма? Если говорить о тяжелых формах опьянения, то в этом случае все понятно - оглушенность, сопор, кома,  при приеме стимулирующих наркотиков - разнообразные по окраске и степени тяжести делирии. Относительно  лёгких степеней опьянения существует несколько различных точек зрения, и чаще в обыденном сознании и  в некоторых наркологических руководствах утверждается, что оно подобно слабо выраженным гипоманиакальным состояниям, т.е. расцвету психических и физических сил личности.  Почти все переносили состояние лёгкого алкогольного опьянения, хорошо его помнят и, по-видимому, исходя из субъективных ощущений, могли согласиться с подобным утверждением. Действитель­но, слегка опьяненный человек испытывает и демонстрирует повышенный фон настроения с живой мимикой,  лёгкую физическую расторможенность. Его мышление ускорено,  внимание легко переключаемо, он охотно берётся за решение самых сложных задач. Таково субъ­ективное ощущение опьяневшего. Но прислушайтесь к его шуткам:  они примитивны и плоски, речь быстрая, но непоследовательная и малосвязная.  Опьяневший легко теряет чувство дистанции.  Все это говорит скорее о нарушении мышления с утратой ситуационного контроля и критики по отношению к своему состоянию.

Исследования Э.Крепелина и авторов, на работы которых он ссылается, свидетельствуют, что прием даже очень малых доз ал­коголя, не вызывающих как будто внешних признаков опьянения. приводит к ухудшению процессов восприятия,  замедляет и делает неточный распознавание сложных чувственных раздражителей, снижает способность к высшей умственной и особенно творческой работе. Э.Крепелин провел очень простой, но в высшей степени доказательный эксперимент на студентах. Он предлагал обычную корректурную пробу до и после приёма одной кружи пива и увидел, что увеличивается время для выполнения задания, нарастает количество ошибок и т,д. Вывод: опьянение не оживляет мышление, а затормаживает его, делает менее эффективным. Таким образом, субъективное ощущение прямо про­тивоположно объективным исследованиям.

То же касается памяти, то мы просто никогда не задумывались, страдает ли память при лёгких степенях опьянениях. Э.Крепелин  в данном вопросе вносит ясность всё тем же исследовательским приёмом. Снижение памяти и вообще мнестических возможностей опьяневшего подтверждает и В.Л.Гиляровский. Наконец,  И.Б.Стрельчук, продолжая эксперимент Э.Крепелина, замечает, что расстройства памяти сохраняются от 24 до 60 часов после приема одной-двух кружек пива?!

Проводя психопатологический анализ лёгких степеней опьянения, нельзя не упомянуть работу Т.Н.Рощиковой и Э.А.Костандова.  Они исследовали контролируемое опьянение и установили при этом нарушение восприятия;  повышается порог восприятия, снижается  его точность. Не потому ли опьяневшие о тру­дом воспринимают тихую музыку, вынуждены  пользоваться большим  освещением для узнавания мелких предметов и демонстрируют несомненное снижение  тактильной чувствительности.  В итоге они нечет­ко воспринимают окружающее и, конечно же, не совсем адекватно его отражают, что, по-нашему мнению, можно квалифицировать  как первые признаки отрешённости.

Еще один  признак, которому исследователи практически не придавали значения при изучении лёгких степеней опьянения, хотя субъективное его значение в быту весьма велико.  Известно, что многие люди единодушно говорят о выпивке, как способе "убить время". Почти всякий, когда-либо употреблявший алкоголь иди другой вид наркотика и перенесший хотя бы лёгкое опьянение, испытал на себе субъективное ощущение быстро и незаметно проходящего времени. По-моему, этот признак можно отнести к начальным и минимальным проявлениям дезориентировки во времени.

Несомненно, богатейшие клинические проявления лёгких степе­ней опьянения далеко не исчерпываются выше перечисленным, описанные признаки не самые яркие и выразительные, однако именно эти прояснения, как нам кажется, являются основными, определяющими психический статус пациента.

Суммируя всё выше сказанное, можно утверждать, что любое опьянение, и в том числе контролируемое, сопровождается расстройствами мышления и памяти, отрешённостью и дезориентировкой, как минимум, во времени. Т.е. безобидная эйфория не есть расстройство настроения:  гораздо важнее то, что  она несет в себе все признаки помрачения сознания и, значит, является  обнубиляцией, следовательно, человеку часто испытывающему подобные ощущения следует обратиться в центр лечения алкоголизма.

Далее нам следует рассмотреть психопатологию абстиненции, весьма сложный с точки зрения, феномен. Уже И.В.Стрельчук  в ее рамках описывает дисфорию.  С дру­гой стороны,  в абстиненции присутствует психическая и соматоневрологическая  ком­понента. В зависимости от преобладания того или  иного компонента говорят о соматоневрологическом или психическом варианте абстиненции, Психическая составляющая, дисфория - сиречь абстиненция, утверждает А.А.Портнов. Если в клас­сическом понимании этого термина подразумевается   всего лишь аффективное расстройство.  то А.А.Портнов в ее рамках увидел и на­рушение сна, и расстройство восприятия в виде гиперестезий, доходящих до гиперпатий, и, наконец, симпатоадреналиновый  комплекс. Получается, что дисфория отнюдь не эмоциональный симптом, а сложный и весьма емкий синдром. Наиболее ярко дисфорию нам демонстрируют такие заболевания как бешенство, столбняк, эклампсия, эпилепсия и, наконец, абстиненция.

Попытаемся продолжить психопатологический анализ абстиненции, опираясь на опыт каждого из здесь присутствующих врачей. Необходимо признать, что наиболее значимыми и тяжелыми с психопатологических позиций оказываются идиаторные расстройства. Они выступают в виде кататимности  мышления. Речь пациентов становится отры­вочной, примитивной, со значительно ограниченным словарным запасом. Объективные исследования выявляют в ассоциативном экспери­менте увеличение латентного периода речевых реакций, примитив­ные отказные или эхолалические ответы, тугоподвижность и застреваемость мышления, частые персеверации. Всё это говорит о не­сомненном расстройстве мышления. Подобным больным срочно рекомендуется обратиться в реабилитационный центр для алкоголиков.

Клиническое наблюдения и параклиническое обследование больных в абстиненции показывают, что они плохо усваивают новые сведения, но помнят, куда положили тот или иной предмет. Особенно ярко это демонстрируют лица умственного труда, вынужденные в процессе работы постоянно обращаться к запасам памяти и способные к достаточно объективному самоотчету. Как показывает опыт, ими хорошо запоминаются лишь события, связанные с кататимностью мышления. В зависимости от тяжести абстиненции (дисфории) расстрой­ства памяти, то чрезвычайно тяжелые, и выразительные, то едва намечаются в психическом статусе пациента, но в любом слу­чае они являются обязательным компонентом дисфории. Таким обра­зом, в клинике обнаруживается не только нарушение активного внимания (по-видимому, связанное с астеническими расстройствами), но и расстройства мнестических возможностей личности. Страдают фиксационные процессы (но запоминаются текущие события), наруша­ются и репарационные способности.

Мы уже говорили о нарушениях восприятия с выраженной гиперестезией и гиперпатией.  Добавим, что особую силу и болезненность приобретает интерорецепция, в связи с чем болезненно вос­принимаются собственные сердцебиения, перистальтика кишечника, спазмы сосудов, в том числе конных покровов головы, и т.д. Не потому ли даже больные алкоголизмом, отличающиеся особой беспеч­ностью по отношению к своему здоровью, в абстиненции становятся ипохондричными, все их внимание направлено на собственные ощуще­ния и переживания, связанные с ними, а внешний мир оказывает на личность минимальное воздействие. Нарушения восприятии не­редко сопровождаются иллюзиями и психосенсорными расстройствами в гипногагическом или гипнопамическом состояниях. По нашему мнению, все эти расстройства можно рассматривать как начальные проявления отрешенности.

Надо добавить, что у больных в абстиненции значительно изменяется субъективное восприятие течения времени. Больные           оценивают его, как медленно текущее, нередко можно услышать утверждение, что время ''остановилось'', "тянется''.  Клинически этот признак достаточно легко выявляется, а квалифицировать его, по-видимому, необходимо как начальные проявления дезориентировки во времени.

Т.о. можно утверждать, что в рамках абстиненции, но затрагивая соматовегетативную сферу, мы имеем расстройства мышления, памяти, начальные проявления отрешенности и деориентировки во времени, т.е. как и опьянение, абстиненция демонст­рирует все признаки расстроенного сознания, хотя и в зачаточном состоянии, и значит, следует отнести, как и любое опьянение, к острым экзогенно-органическим реакциям - острым симптоматическим психозам.



Оставить свои комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи. Для регистрации нажмите здесь.

Список


23.10.2014
14.10.2014
13.10.2014
Статьи


Создание и продвижение сайта
Создание сайта и продвижение
Cтудия IR Team.



  
© 2008 www.vershok-koreshok.ru || Все права защищены.
Продажа и переработка свежих и замороженных овощей, ягод, фруктов.
Копирование материалов разрешено с указанием прямой ссылки, открытой для поисковиков!